Я снова вижу вас в знакомой мне гостиной больше встреч не

Вячеслав Прах, Кофейня в сердце Парижа – читать онлайн полностью – ЛитРес, страница 2

Мне нравится моя новая квартира, и я даже снова начала вязать. Но больше никаких люминесцентных носков, ладно? его лице вспыхивает столь знакомая мне нахальная ухмылка, и я не улыбнуться в ответ. первая встреча на Саут-Бэнк, то, как мы потеряли друг друга, снова встретились, и он надел. Я снова вижу Вас в знакомой мне гостиной, где легкий разговор кружит под сводом дня, я больше встреч не ожидаю друг мой прощай навек прощай. Это был знакомый мне человек, я ее узнал по пальто, но не по походке. Что- то странное с ней Я не притронусь к вам, я больше никому не помогу. Никогда! Клянусь! Да, избавиться от вас теперь стало легко. . спросила моя знакомая у официанта. Теперь . Снова перед глазами я вижу наши первые дни.

Ведешь себя, как проститутка из Ферганы. Но эта правильная мысль так и осталась спрятанной. Лале совсем не хотелось ее вытаскивать наружу и рассматривать, оценивать. Экзамены в колледж Лала провалила. После встречи с Нодиром не в голове у нее были экзамены, совсем не в голове.

Зато автобусное знакомство стремительно перетекло в любовный роман. Ну, конечно, дозволенный приличиями, или почти дозволенный, менталитетом и обычаями современного узбекско-таджикского общества.

Нодир приезжал в поселок, как стемнеет, почти каждый день. Прятал машину недалеко от поселка, в гараже приятеля. Чтобы никаких лишних вопросов и сплетен… Нодир… Высокий, красивый, ласковый, к тому же, чего греха таить: Парень — явно из богатой семьи.

Привозил девушке дорогие подарки: Лала наденет колечко и цепочку, покрасуется перед Нодиром, полюбуется подарком и спрячет, чтобы родня не увидела. А душиться французскими духами — ни. Родители сразу раскусят, откуда такое благоухание. Упрятать подальше до лучших времен. Они встречались тайком, урывками. Девушка притворялась, что идет спать, потом, дождавшись, когда родители уснут, при полной темноте в доме, брала фонарик, бесшумно одевалась, вылезала в окно и бежала на свидание.

Целовались за деревьями в саду, в парке, под покровом черной южной ночи, волшебно-туманно освещенной небесными лампочками звезд. Он целовал ее губы, глаза, шею, покрытую сзади под волосами нежным темным пушком. Однажды расхрабрился, ну, совсем обнаглел, расстегнул пуговицы на ее кофточке и стал целовать грудь.

Лала сначала испуганно отстранялась, понимая, что они с Нодиром балансируют на тонком канате, который вот-вот оборвется, и что тогда? Головокружительный полет и… падение в пропасть. И каждый раз зацеловывал ее Нодир до этого, теперь знакомого блаженно приятного тепла.

Моя девушка, ну почти совсем моя… Лала думала о Нодире постоянно: О нем вздыхала, когда стелила постель, когда помогала матери по хозяйству, когда, носила воду из колодца, когда поливала сад и огород и даже когда трясла ковры и сушила белье на солнце. Все у нее валилось из рук. То пиалу разобьет, то недозрелый виноград срежет и подаст к столу. Ты стала рассеянной и совсем не слушаешь. Это все… от жары. Слишком жаркое лето в этом году.

Вот и хожу днем сонная. Раньше жара тебя не мучила.

Текст песни Сергей Притворов - Я снова вижу вас ( перевод, lyrics , слова)

Замуж тебе пора, вот. За кого мне здесь замуж выходить? Мне пока и так хорошо с вами жить, — испугалась Лала. Вот еще, посватают какого-нибудь дурака нелюбимого.

Лала никому о своей любви не рассказывала: Хотя язык так и чесался поделиться сладкой тайной. Нодир был нетерпелив, он хотел большего. Ни мать, ни бабушка, ни тетя ее сексуально не просветили.

Ирония судьбы, или С легким паром 1 серия

И в школе на уроках анатомии про интимные дела умалчивали. Учителя просто вырывали из учебников страницы на запретную тему. Парни шептались и хихикали. Они все эти тайны и без учебников знали. А девушки до замужества оставались наивными дурочками. Не в традициях предков было заранее готовить их ко взрослой замужней жизни.

Выйдет замуж — сама все узнает. Правда, попадались и другие, слишком бойкие девицы, но с ними чаще всего случались темные, а порой и страшные истории, о которых даже в газетах не писали. Но добрые люди рассказывали. Такие девушки бросали школу и растворялись в миру… — Ты какой-то стал нервный. То целуешь, то отталкиваешь. Не понимаю, — волновалась Лала. Нодир будет ее мужем. О таком счастье — только мечтать!

Да и сколько можно встречаться тайком? Соседи увидят, разболтают своими длинными ядовитыми языками родителям и родственникам. Родители выругают, за волосы оттаскают, дома запрут, посадят на воду с лепешками — стыд и позор на весь поселок.

Стена | ВКонтакте

Решили рассекретиться и пожениться. И Нодир приехал со своими родителями в дом Лалы — свататься. Все как полагается по узбекским и таджикским обычаям. Но не очень-то понравились друг другу родители влюбленных.

И те и другие супруги шептались между собой: Все было у них разное: Хотя родители Лалы знали узбекский, язык официально государственный. Хозяева и гости объяснялись по-узбекски. Сваты сидели друг против друга с кислыми минами, словно на дипломатических переговорах, которые заранее обречены на провал, и дело неминуемо пойдет к войне.

Караевы приоделись и щедро выложили на ковер все самое лучшее, что имели в доме: Еды наготовили, словно на свадьбу: Мы не такие богатые, как вы, но тоже не лыком шиты. У нас, видите ли, традиции, и дом — полная чаша. Мать с тетей всю ночь провели на кухне: К утру еле на ногах стояли, тонкие, бледные, с чересчур насурьмленными вздернутыми бровями, обрамляющими удивленным полумесяцем усталые, поблекшие.

Мирсаидовы отвыкли сидеть на ковре, переглядывались, ехидно улыбались. Лучше бы хозяева накрыли на стол. На ковре сидеть — спина заболит, это все пережитки прошлого. Кряхтели, воротили носы от обильной таджикской еды. Они считали себя людьми современными. Но образованный, здравомыслящий человек не должен столько. Она вежливо улыбнулась, скривила рот, но все же похвалила посуду и убранство дома.

Вы не забыли, зачем мы сюда приехали? Он был любимый сын, к тому же старший, и ему многое было позволено. Мирсаидовы понимали, что Нодир не на шутку влюбился в эту бледную красивую таджикскую девушку и во что бы то ни стало решил жениться на. Они знали упрямый, решительный нрав сына и даже побаивались. Если сильно разозлится, может из дома сбежать, конкурентам тайны бизнеса продать, даже дом подпалить. Он на все способен. Избаловали мальчика на свою голову. Надо свататься, раз Нодир так с ума сходит.

Потом жизнь подскажет лазейку… — Мы пришли сватать Вашу дочку, красавицу Лалу, уважаемый… — Илияс, — подсказал Караев. Наши дети любят друг друга. Мы с женой хотим, чтобы наш сын был счастлив, — приступил к делу старший Мирсаидов. Он думает, что мы должны прыгать от радости, что можем породниться с богатыми узбеками. Не нравится им, видите ли, наша жирная еда. Мы тоже гордость имеем. Послал бы их всех подальше. Не надо ни золотых серёг, ни боли в ушах. Любит она этого парня. В общем, сваты с той и с другой стороны еще немного повыпендривались из гордости и чтобы лицо свое сохранить, и, в конце концов, милостиво согласились на женитьбу детей и даже день свадьбы назначили.

Время быстро пролетит, дети. Свадьба — дело нешуточное. Затягивай потуже пояс, Караев папочка! Посчитали родню, друзей и хороших знакомых с обеих сторон. Долго считали, никого нельзя обидеть. Получилось около тысячи человек. Да поможет Аллах, чтобы все было, как у людей! После сватовства началась подготовка к свадьбе. Сколько всего надо было купить! Одежду невесте, домашнюю утварь для молодой семьи, подарки самым близким родственникам. Началась какая-то дикая суматоха, суета, во время которой свидания влюбленных отошли на задний план.

Решали вопрос, где будут жить молодые. Как полагается, по обычаю. Дом у нас огромный! Не надо воду таскать. Тебе будет свободно, легко. Оставить родителей, подруг, сестру, тетю? Я никогда еще из дому надолго не уезжала.

Текст песни | Сергей Притворов - Я снова вижу вас перевод,слова,lyrics,скачать

Лучше будем у нас жить. Или давай отдельную квартиру снимем неподалеку… Может, родители купят? А как же ты думала? Я не могу переехать к тебе в дом. Для мужчины — жить в доме родителей жены — позор. Да и что тут у вас делать, в маленьком поселке? Со скуки помереть. Придется тебе жить с нами в Самарканде.

Попробую… Хлопот и разговоров о свадьбе было. А встреч наедине все меньше. Нодир теперь редко приезжал в поселок. Говорил, что занят, помогает отцу с бизнесом. А потом и вовсе уехал в Москву на два месяца, вроде по делам. Лала не ожидала такого поворота событий. Она ездила с матерью и теткой покупать наряды. Это ее немного отвлекало от тоски по Нодиру. День свадьбы приближался, а Нодир все не возвращался из Москвы. А потом неожиданно пришло от него письмо из Турции. Отец послал меня в Стамбул открывать филиал нашего бизнеса.

Придется задержаться здесь на неопределенный срок и отложить нашу свадьбу, возможно, на год. Я буду тебе писать. Не ищи других женихов! Сейчас, когда мы, наша семья уже почти подготовились к торжеству. Столько денег и сил потратили! Это плевок в лицо, оскорбление всему нашему роду. Позор на весь поселок!

Они с самого начала не хотели с нами породниться. Как будем честь спасать? Найдем другого жениха для нашей дорогой девочки, — приняла мудрое решение мать. Вы ничего не понимаете в современной жизни. Только о своей дурацкой чести думаете. Я буду Нодира ждать! И ждала… месяц, два, три… Весть об отложенной свадьбе и уехавшем женихе, как пожар в засуху, быстро распространилась по поселку. Соседи, родня и подруги гаденько злословили: Может, она уже и не девушка вовсе? Кому теперь нужен этот сорванный помятый цветок?

Услышав такие подлые сплетни, Караевы быстро сосватали Лале другого жениха, таджика из соседнего поселка. Нодир совсем перестал писать письма. Видно, нашел себе другую невесту. Поплакала Лала, погоревала да и приняла предложение Рустама. Она и видела его всего-то один раз, когда пришли новые сваты. Вернее, Лала его толком даже разглядеть не сумела. Запомнила только, что… Худенький больно!

Не красавец, но и не урод. Так себе и ростом невелик. Молоденький очень, совсем мальчик. Не сравнить с крупным, мужественным Нодиром. И была свадьба, на которую пригласили восемьсот человек гостей. Можно сказать, два соседних поселка. Лала была необыкновенно хороша в белом платье с голыми плечами и фатой из тонкого прозрачного шифона, украшенной живыми цветами. Родственники жениха недовольно бурчали: Совсем стыд потеряла невеста. Ну, да ладно, обломаем. Ее бледное лицо с густо накрашенными ресницами и насурьмленными бровями белело застывшей маской, не выражавшей ни радости, ни горя.

Только долг, послушание, неотвратимость и покорность. Свадьба началась в шесть утра и продолжалась до поздней ночи. Гости сначала собрались в доме Караевых для легкой закуски, соблюдения старинных национальных ритуалов и раздачи подарков самым близким родственникам и почетным гостям.

Всем надо угодить, иначе счастья и удачи молодым не. В зале по стенам были развешаны новые наряды невесты, которые она будет носить в первый месяц после свадьбы. Гости восхищались нарядами, цокали языками и приговаривали: После полудня поехали в ЗАГС, расписались в книге регистраций по-узбекски латинскими буквами, обменялись кольцами по-европейски, поцеловались все же на дворе й век и стали называться мужем и женой. После ЗАГС-а все отправились в местный ресторан, огромный, специально оборудованный для пышных многолюдных восточных свадеб.

Столы были накрыты по-европейски. Никакого старорежимного сидения на коврах. В середине зала — фонтан, под золото подкрашенный, над фонтаном щебечут искусственные райские птички. Еды и напитков — столько, что хватило бы накормить и напоить всех голодающих детей Средней Азии.

По обычаю предков, женщины сидели отдельно, мужчины отдельно. Лала — с сестрой, матерью, теткой и подругами, Рустам — с братьями, отцом и друзьями.

И танцевали отдельно, под маленький оркестр узбекских народных инструментов, который также входил в меню, оплаченное Караевым. Караев погрузил вещи Лалы в свой микроавтобус, и молодые собрались ехать в дом жениха.

Мать, сестра и тетка обнялись с Лалой: У тебя хороший муж, любить будет, беречь. Слушайся его во всем — и счастлива будешь.

Да поможет тебе Аллах! Лала вошла в чужой каменный дом с каменным лицом камеи, в пятнах растекшейся от слез туши. Рустам — оживленный, с нескрываемым блеском в глазах.

Такая красавица ему досталась в жены: Правда, молчаливая и печальная, но это от страха перед тайнами первой брачной ночи. Зато тихая и скромная, кажется, послушная. Не будет перечить матери. Значит, в доме будет покой. Они зашли в спальню.

В комнате, стены и пол которой были покрыты яркими персидскими коврами, кроме огромной низкой кровати, никакой другой мебели не. Оба не знали, что делать, как приступить к супружескому обряду. На лице Лалы — любопытство и страх. Сели на край кровати. Она опустила глаза, он пристально смотрел на нее, протянул руку, хотел погладить по волосам. Она испуганно отстранила его руку, вскочила, подбежала к окну. В комнату мягко вливался ласковый лунный свет, прокладывая от окна к двери зыбкую дрожащую дорожку.

Не бойся, я не обижу. Давай разденемся и поспим до утра, отдохнем. Я не буду тебя трогать. А утром проснемся и с новыми силами… — Давай. Отвернись, я разденусь и лягу. Рустам, как только прикоснулся к подушке — вырубился. Лала долго не могла уснуть, вспоминала Нодира, его голос и ласки. Почему так сложилось, что рядом — другой?

Сможет ли она привыкнуть к нему, полюбить? Под утро Лала задремала под аккомпанемент сопения и похрапывания Рустама. В семь утра солнечные лучи сквозь темные жалюзи с любопытством проникли в комнату, осветили лица спящих молодоженов. Оба разом пробудились, открыли глаза, вспомнили свадьбу и незавершенность событий вчерашней ночи. Надо что-то делать, иначе засмеют. Рустам — слабак, не мужчина, не справился с женщиной. Они там все ждут этой проклятой простыни с кровью, — подумал Рустам.

Опыта обращения с невинными девушками у него не было никакого. Пару раз пользовался услугами проституток, кое-чему все же обучился. Повернулся лицом к Лале, стал ее легко, невесомо гладить по волосам, целовал в глаза, губы, шею, грудь. Она не противилась, сначала застыла, потом оттаяла, размякла, поддалась его рукам и губам… Мальчик-муж ласкал ее, а она закрыла глаза и грезила о Нодире. И неожиданно все, чего они оба ждали, чего так желали и страшились, получилось просто и естественно.

Рустам с Лалой не хотели вывешивать простыню — допотопное, грубое свидетельство девственности молодой жены, но свекровь настояла. Надо было заглушить ехидные сплетни о том, что Рустам взял в жены порченную девицу, сорванный цветок.

Вот вам злые языки! Рустам только с виду выглядел хилым мальчиком. За обманчивой хрупкой внешностью скрывался двадцатипятилетний молодой мужчина, добрый, ласковый, не слабый физически, работящий, мастер на все руки, талантливый художник-прикладник по росписи фарфора.

Очень скоро Лала, если и не полюбила мужа, то просто привыкла к нему, оценила его и стала постепенно забывать Нодира. И жили бы они прекрасно. На пути их семейного покоя стояла, как бодливая корова на дороге, свекровь. Ох и сварливая, вездесущая, неугомонная оказалась женщина! В бочке медовой семейной жизни молодых она была не ложкой, а целой кастрюлей дегтя. Лала была беременна на четвертом месяце, когда произошла первая серьезная стычка со свекровью.

Здоровая, больная, беременная, какая ни есть, невестка должна была помогать свекрови по хозяйству: И так каждый день от рассвета до заката, вернее, до возвращения мужа с работы. А возвращался Рустам не раньше, чем в восемь-девять вечера. Пахал на хозяина мастерской по росписи стекла и фарфора.

Стоял жаркий летний день. Полуденный зной был привычно невыносим. Лала несла два ведра с водой в дом, не удержала равновесие, споткнулась о порог, упала вперед животом об пол, растянулась во весь рост. Ведра — с грохотом в стороны, вода растеклась по прихожей и залила часть ковра в гостиной. Лала еле поднялась и сразу села на пол: Тянуло и жгло внизу живота. Я теряю ребенка… Лала и позвала на помощь свекровь. Та подлетела к ней фурией: Нужный камень тяжести не имеет. Воду разлила, персидские ковры испортила.

Пусть теперь твоя родня мне новые ковры покупает. Похоже, выкидыш у. У нее в доме телефона не. Мобильники брали с собой муж и сын. А зачем лишний телефон-то? Болтать ерунду целыми днями да еще деньги за эту болтовню платить… Больно надо! Шибко экономная была женщина. Она побежала к соседям, продолжая по дороге поносить Лалу, несколько уже по-другому поносить, но все же упрекать: Упала, теперь ребенка потеряет. Не будет у меня внука. Надо Рустаму вторую жену брать в дом. Сначала не помог… потом все же помог.

  • Кофейня в сердце Парижа
  • Текст песни Сергей Притворов - Я снова вижу вас

У Лалы произошел выкидыш, но доктор в больнице сказал, что она в будущем сможет иметь детей. Только желательно поберечься и уж тяжелые ведра с водой носить. После истории с выкидышем свекровь несколько притихла, сдала свои боевые позиции, отступила от линии фронта в тыл.

Через пару месяцев Лала снова забеременела, но ведра с водой больше не носила. Свекровь сама таскала воду, проклинала свою горькую долю и каждый день приставала к мужу и сыну, когда же они, наконец, насядут на поселковое начальство, чтобы те провели в дома водопровод: До города сорок минут езды, а мы, все делаем по старинке, как в средние века. Она зациклилась на водопроводе и скверном, продажном поселковом начальстве. Теперь это начальство стало ее главным врагом, а Лала — отошла на второй план.

Лала родила одного за другим двух мальчиков. Погодки, хорошенькие, складные, они были похожи на мать. Как будто и не твои сыновья, Рустам, — любила пошутить свекровь. От таких ее слов Рустаму было не до юмора. Он раздувал ноздри, рычал, сжимал кулаки. Сказать — язык горит, а не сказать — душа горит. Устал я от твоих шуток. Мы с Лалой подали документы на лотерею гринкарты. Повезет — в Америку уедем. Останетесь с отцом и сестрой в доме втроем. Будет вам покой и счастье. Как ни странно, идея о возможном отъезде семьи сына в Америку пришлась матери очень даже по душе.

Неисповедимы пути твоих чувств и помыслов, женщина! Свекровь в начале сама не понимала, почему и чему она так обрадовалась. Свекровь со свекром так были рады, что даже денег Рустаму отвалили на первое время устройства. Не пожалели аж целых десять тысяч долларов. На самом деле, рассудили они весьма. Сначала мы — им, потом они —. К тому же захотелось на старости лет мир повидать.

Прилетели в Нью-Йорк промозглым, холодным, с ветрами, дождями, снегами и вьюгами, феврале. Не ожидали такой крутой неприятной погоды. Ведь Самарканд и Нью-Йорк находятся почти на одной широте. Ну, бывает в Самарканде зимой прохладно и случается, что выпадает снег, но чтобы все время выли ветры и с неба сыпались вязкие влажные хлопья, плотно покрывая улицы, крыши домов, машины и семенящих прохожих, одетых в непромокаемые и непродуваемые пуховики с надвинутыми аж до глаз капюшонами… Совсем не ожидали.

А болеть-то нам. Вот тебе и американская мечта, город больших надежд. Утеплились, смирились, постепенно стали привыкать. На первое время они остановились у друзей-соседей по поселку, которые уже год как проживали в Америке. Оказалось, что в Нью-Йорк и особенно — в Бруклин — приехало много граждан Узбекистана: И у всех на руках — сокровище искателей заокеанского счастья — заветная гринкарта.

И у каждого — своя община и сфера деятельности. Мужчины — узбеки и таджики — пристраивались в ресторанный бизнес или работали на строительстве и по ремонту домов.

Женщины — все, как на подбор, заканчивали краткие курсы для русскоязычных по уходу за больными и престарелыми, становились хоуматтендентами homattendant. Английский из новых иммигрантов мало кто. Учить такой трудный язык — язык во рту сломаешь. На курсы для новоприбывших не очень-то спешили записываться. Хорошие курсы стоили хороших денег. Надеялись, что английский сам придет и осядет в голове.

Но он, упрямец, заглядывал в окошко памяти и убегал. Обходились знанием разговорного русского в русскоязычном Бруклине и международным языком жестов.

С трудоустройством по профессии Рустаму не повезло: Да кто его возьмет без американского опыта! Experience — магическое слово. Строительный бизнес был укомплектован соплеменниками и мексиканцами. И пришлось Рустаму для начала устроиться мойщиком посуды, а потом официантом в местный узбекский ресторан. Десять тысяч, подаренные родителями или, вернее, взятые у них в займы, утекали. За квартиру плати, мебель, хоть какая ни какая, нужна, еду покупай, одежда ветшает, транспорт дорогой.

Непредвиденные расходы тоже возникали. Страховки медицинской не. Грошового заработка Рустама вместе с чаевыми еле-еле хватало только на уплату ренты, и пришлось Лале начать трудовую деятельность, присоединившись к когорте хоуматтендов и хоуматтендш из Узбекистана. Склонила голову и проглотила гордость. Детей отдали в недорогой садик для малоимущих. И они сразу стали болеть: Повезло Лале с клиенткой: Да еще знает английский!

Согласилась Лалу бесплатно языку учить. Ну, Лала и пользовалась этими благами вовсю и безнаказанно. То позже приедет, то раньше уедет, то совсем не явится.

Оно, конечно, рискованно было и чревато самыми строгими последствиями, но иначе не получалось. Подопечная сочувствовала молодой женщине, покрывала ее опоздания и прогулы. Рустам работал каждый день кроме понедельника — с одиннадцати утра и до поздней ночи. Возвращался никакой, умоется — и в постель. Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ! Но я вижу — ты смеешься, эти взоры — два луча. На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!

Он словно предсказал свою участь. Так же, как скрипач из легенды, выронивший лютню, был разорван бешеными волками — так и певец Гумилёв будет уничтожен бешеными волками революции, не допев своей песни. В году в Калининграде на стене Дома искусств был установлен памятный знак Николаю Гумилёву. Это бронзовый барельеф скульптор Н. Фроловоснованием которого служат гранитные плиты красного цвета в виде символических языков пламени. Поэт, одетый в военную форму, изображен рядом с Пегасом. В левой руке он держит свиток, а правой опирается на картуш с надписью: Гумилёву от благодарных потомков.

Под барельефом — плита с надписью: