Окнига знакомьтесь орсон уэллс

Книга «Знакомьтесь - орсон уэллс», Уэллс О., купить.

Рецензии на книгу «Знакомьтесь — Орсон Уэллс». В первую очередь хочу сказать, что она хороша ещё и тем, что, собственно, интервью у Уэллса. Интересные рецензии пользователей на книгу Знакомьтесь - Орсон Уэллс Богданович, Уэллс: "Гражданин Кейн" - дебютный фильм. Издательство Rosebud Publishing выпустило в свет книгу Знакомьтесь - Орсон Уэллс. Великий американский режиссер раскрывается в.

Права на книгу по желанию Уэллса перешли к Ойе Кодар, с которой он прожил последние двадцать лет и которой ему практически больше нечего было оставить в наследство.

Выход этой книги в России — великодушный жест со стороны Кодаркоторая безвозмездно передала права издательству Rosebud Publishing ради популяризации наследия Уэллса. Здесь стоит сказать несколько слов о персоне интервьюера. Он преклонялся перед режиссерами золотой эры Голливуда, и, попав в киношную Мекку, сразу же начал обхаживать своих героев; преувеличенное внимание неофита им льстило, и они отвечали ему взаимностью. Позже Богданович выпустил два сборника интервью с актерами и режиссерами — столпами старого Голливуда и написал монографии о Форде, Ланге, Хоуксе и Хичкоке.

Даже начав снимать самостоятельно, он рассматривал собственные фильмы через призму старого кино: Богданович — из породы синефилов, что испытывают к кино настоящую всепоглощающую страсть.

Герберт Уеллс - Рассказы.

Уэллса он боготворил, без конца пересматривал его фильмы, и главное — поддерживал своего кумира: Но не по режиссерскому масштабу, а по сходству жизненных обстоятельств: В пространном, на пятьдесят страниц, предисловии Богданович рассказывает историю своих взаимоотношений с Уэллсом и занимается тем же, что делал и при его жизни, — защищает репутацию Уэллса от несправедливых нападок, которые разрушили его карьеру.

Читать текст полностью Жизнь Уэллса предстает в этих диалогах увлекательным романом. В Голливуд он попал совсем юным, но уже знаменитым благодаря своей работе на радио и в театре. Сам Уэллс прокомментировал этот анекдот так: По договоренности с РКО Уэллс торчал в Бразилии, снимая политически значимое документальное кино о карнавале в Рио, не мог оставить эту работу и бомбил студию тревожными письмами и телеграммами, пытаясь спасти фильм.

На студию тем временем вызвали удачливого продюсера, имени которого теперь никто не помнит, и этот эксперт, жуя сигару, вынес уничижительный вердикт фильму: Впоследствии Уэллс отказывался смотреть фильм, изуродованный чужим истерическим монтажом, о чем он с горечью рассказывает Богдановичу. Вот я как раз один из этих американцев и. И никогда символами не пользуюсь. Если кто-то находит их в фильме — это его. Я никогда не обсуждаю вопросов о том, как бы нам связать с таким-то героем такой-то символ.

Символы возникают сами собой, потому что жизнь наполнена ими. Я знаю, ты не любишь придумывать названия… Нет! Я люблю придумывать их, да только не умею! Мы месяцами совещались, пытаясь что-нибудь придумать. Манкевич не мог, я не мог, никто из актеров тоже — мы же конкурс объявили.

Моя секретарша додумалась до такого уж плохого, что я никогда его не забуду: Ты согласен поговорить о предательстве Лиланда? Он не предает Кейна. Это Кейн его предает.

Потому что Кейн — не тот, кого он изображает. Да, но разве Лиланд, в определенном смысле, не… Нет, не думаю. Я собирался сказать другое. Разве Лиланд не выдумывает для себя Кейна, а после, когда тот оказывается другим, разочаровывается в нем?

Ну, так это к тому же и сводится. Если предательство и имело место, то совершил его Кейн, поскольку он подписал Декларацию принципов, а соблюдать их не. Тогда почему же Лиланд выглядит мелким и низким — в том эпизоде, где он, напившись, объясняется с Кейном?

Потому что в нем он таков и есть, но только в. Это не лучший его момент. Лучший наступает потом, когда он пишет плохую рецензию. Вот тогда он верен себе, и Кейну, и всему остальному. Как человек, я полностью отличен от Джеда Лиланда. Я не друг героя. А он прирожденный друг героя, и герой его оказывается вовсе не героем. Он верный соратник великого человека, а Кейн не велик, в том-то все и.

Ну и, конечно, обнаружив, что его великий человек — пустышка, Лиланд становится мелким и низким. Знаешь, все-таки остается такое ощущение, что Лиланд мог бы позволить себе написать хорошую рецензию. Нет, он же человек принципа. Та Декларация принципов, которую подписал Кейн, она-то и есть ключ ко всему.

Написать хорошую рецензию Лиланд не мог — и ни один критик не смог.

Рецензии и отзывы на книгу "Знакомьтесь - Орсон Уэллс" Богданович, Уэллс

Не думаю, что Лиланд хоть в каком-то смысле предает Кейна. И все же, Кейн порождает у зрителя эмоциональный отклик, и я совершенно отчетливо чувствую, что Лиланд предает его, — таков мой эмоциональный отклик. Да не предает он никого. Лиланд жесток с Кейном, но не предает.

Ну, в таком случае, он предает их дружбу. И этого он не делает.

«Знакомьтесь: Орсон Уэллс»

Их дружбу предает Кейн. Она была основана на определенных положениях, соответствовать которым Кейн оказался не в состоянии. Я решительно и наотрез отказываюсь согласиться с. Предательство совершает сам Кейн. Почему же мне временами так не нравится Лиланд? Потому что он ставит принципы выше человека, а собственного человеческого масштаба ему — для того, чтобы любить Кейна за его недостатки, — не хватает.

Но это же не предательство. Лиланду попросту недостает человечности, душевной щедрости, которые позволили бы переносить Кейна… Хорошо, скажем так: Но не в более поздние, не в те, когда он рассказывает о Кейне. Он не очень добр к Кейну, когда разговаривает с репортером. Но и не очень жесток. Даже в этом разговоре присутствуют двойственные моменты. Только не для. Мне совершенно ясно, какие чувства к Кейну питает Лиланд. В моем сознании какая-либо двойственность отсутствует. Он сохранил любовные воспоминания о человеке, который оказался пустым изнутри.

И это не так плохо, как тебе. А если плохо, значит, я не добился того, чего хотел добиться. Я — автор фильма, и я отношусь к Лиланду с огромной любовью. И не вижу в нем человека низкого — он гораздо выше Бернстайна. Ну… Он — единственный истинный аристократ… В фильме? Он говорит на моем языке. Видишь ли, каким бы низким Лиланд временами ни выглядел, он аристократ по сути. И очень мне симпатичен.

Как ты считаешь, Томпсон, репортер, меняется, знакомясь с историей Кейна? А он вообще не человек. Той, что проводит нас через фильм. Ты не хотел попробовать что-то еще? И даже написал сцену в мавзолее — там все вертелось вокруг цитаты из какого-то стихотворения или еще чего-то.

Манкевич высмеял ее самым ужасным образом. А я поверил ему и сказал: Вообще-то говоря, тут любая догадка окажется правильной. Жизнь человека — это его частное. Нет, хотя Манкевич страшно разозлился, когда узнал о моем выборе, — сказал, что именно это люди и подумают. Мы из-за этого здорово поцапались.

Поначалу его звали Крейгом. А я сказал, что, по-моему, Кейн лучше… Просто лучше и все? И никаких других причин? В общем, я его одолел. Газетам Херста строго-настрого приказано игнорировать Уэллса, исключение составляет серия статей, в которых он назван угрозой американскому институту материнства, свободе речи и собраний, а также стремлению к счастью. Я ее выбросил, считая, что она повредит фильму и вообще не отвечает характеру Кейна.

А если бы я ее оставил, никаких неприятностей с Херстом у меня не было бы — он просто не посмел бы признать, что речь идет о. Решил, что не стоит. Хотя, с другой стороны, если бы я оставил ее, мне могли заткнуть рот навсегда. На меня ведь началась настоящая охота. Я из управления полиции. Конечно, меня упекли бы в тюрьму. Из такой ситуации не выпутаешься. В отель я не вернулся.

Просто дождался утреннего поезда. И часто гадаю с тех пор, что потом было с фотографами и девочкой, которые прождали меня всю ночь. Но это придумал не Херст. Какой-то прохвост из местной газеты Херста, надеявшийся таким способом выслужиться. А какова была твоя личная реакция на всю историю с Херстом?

БИБЛИОТЕКА | Знакомьтесь - Орсон Уэллс

Ну, какие ты испытывал чувства? Да он же был прав. Как же ему было не драться? Я этого и ожидал. Я, правда, не ожидал того, что все так перетрусят. А тут еще Шефер совершил ошибку, не приняв мое предложение, лучшее, какое я когда-либо делал, предложение кинорежиссера: Если бы мы это сделали, то положили бы в карман 5 миллионов долларов. А он на это не пошел — и я понимаю. И все-таки, я знаю, если бы он послушал меня, я был бы сейчас богатым человеком. Потому что ни в каких больших кинотеатрах фильм просто-напросто не шел.

И никакая сеть кинотеатров его тоже не показывала. А моя идея состояла в том, чтобы еще сильнее обострить ситуацию, крутить фильм в шатрах, и тогда люди на него просто валом повалили.

Отлично бы все получилось. Если бы они продали его мне, то покрыли бы свои расходы, а я стал бы независимым и богатым до конца моих дней — и все были бы счастливы. Но они сделать это не захотели. Мне было бы совсем не трудно собрать нужные для выкупа деньги. Куча народу го-това была помочь мне в. Стало быть, ты понимал, что Херст разозлится, но не предвидел того, насколько успешными будут его действия.

Я всегда полагал, что храбрость создателя зрелищ непременно должна приносить хорошие результаты. И значит, должна была идти до конца — теоретически. Впрочем, Шефера мне упрекнуть не в. Короче говоря, я ничего без ведома студии в фильм не протаскивал.